Каталог мемуаров
архива общества "Мемориал"

Автор: Воронцов Андрей Ростиславович

Название: Ventus Tempore – Ветер времени: Семейная хроника Лилиенфельдов – Мартинсон – Воронцовых, составленная их потомком А. Р. Воронцовым

Аннотация: { } — цифры между фигурными скобками означают
номер страницы в оригинале аннотируемого материала
По структуре это произведение ближе всего к разряду родословных: вдоль оси времени расставлены имена предков, родственников, родных и каждое снабжено биографическим очерком. Написано в беллетризированной форме – информационный костяк обрастает в биографиях художественными деталями.
К прабабушке автора (по материнской линии) Ольге Оскаровне Мартинсон сходятся шведская и эстонская линии. Первая прослежена с середины XVII века. Предок получил шведское дворянство в 1650 году, но мама прабабушки, Мария Карловна Лилиенфельд росла в семье, давно уже перешедшей в русское подданство и утратившей принадлежность к благородному сословию. Линия отца прабабушки, преуспевающего предпринимателя Оскара Ивановича Мартинсона, родом из эстонской рыбацкой деревни прослежена с середины XVIII века. У Марии и Оскара было пять дочерей. По трем из них сталинский режим прошелся катком: Мария Оскаровна потеряла мужа. Александр Александрович Штильмарк был расстрелян в 1938 году, сын ее, Роберт Александрович Штильмарк в конце войны получил по 58-10 статье 10 лет ИТЛ (в лагере он написал знаменитый роман «Наследник из Калькутты»); Адель Оскаровна вместе с мужем, советским немцем и детьми была в 1941 году выслана в Казахстан и там умерла, но самый страшный удар советская власть нанесла прабабушке автора, Ольге Оскаровне. Родилась она в Петербурге в 1890 году, окончила гимназию, в 17 лет вышла замуж и сразу же после рождения дочери Гали, будущей бабушки автора, рассталась с супругом. Второе замужество тоже закончилось разводом. Ольга «Совдепию» не жаловала, настолько, что завела роман с канцлером Германского посольства. Однако мечта покинуть Россию так мечтой и осталась, в 1935 году Особое совещание НКВД (Москва) приговаривает Ольгу Оскаровну к 5 годам лишения свободы за «шпионскую деятельность» (тремя годами позже не миновал приговора и бывший муж). В 1938 году во время отбывания лагерного срока ее обвинили в шпионаже в пользу Германии и расстреляли. К моменту ареста Ольги Оскаровны дочь Галина трижды выходила замуж. Отец единственного ее ребенка – Светланы (1927 г. р.) – Василий Михайлович Савин-Савостьянов (дедушка автора), был крупным инженером, членом ВКП (б) с 1919 года. Дважды власти направляли его в длительные научные командировки в США и Великобританию. С 1934 года он занял пост директора МОГЭС, вынужден был подписывать «задним числом» характеристики на арестованных сотрудников. Его черед настал в 1937 году – исключение из партии, снятие со всех должностей, арест, следствие и приговор: за «шпионаж в пользу Англии и совершение диверсий» высшая мера наказания; приведен в исполнение 14.03.1938. Расстрелян был и третий муж Галины, которая вскоре заключила четвертый брак с музыкантом Павлом Ильичом Карауловым. Свою падчерицу Светлану, будущую маму автора, он любил как родную дочь. Высшее образование Светлана не получила, но была начитана, прекрасно воспитана, знала английский, поскольку в 1933-м с отцом, у которого была уже другая семья, провела в Англии год. Замуж за Воронцова Ростислава Степановича, фронтовика, студента 1-го медвуза, она вышла в 1949 году. Родом он был из харьковских мещан дедушка его имел (напополам с братом) в Харькове паркетно-мебельную фабрику. Два дяди Ростислава в Гражданскую воевали в Белой армии, попали в плен к красным, но расстрела избежали. Впрочем, в 1937 году старшего, Петра Филипповича Воронцова эта участь не миновала. Отец Ростислава, Степан Филиппович (дедушка автора), окончил в 1918 году Харьковский технологический институт, успешно продвигался по служебной лестнице, возглавлял цеха ряда крупнейших автозаводов. Ареста и приговора в годы большого террора он чудом избежал, но в 1948-м ему припомнили двадцатилетней давности командировку в США и по статье 58-10-1 присудили к 5 годам ИТЛ с поражением в правах на 3 года. Квартиры семья не лишилась, адрес жены Степана Филипповича, Валентины Константиновны (бабушки автора), Ростислава и двух других ее сыновей оставался прежний – ул. Грановского (Романов пер.), дом 5. В нем, не говоря уже о соседнем доме №3, жили в основном представители советской элиты. Автор много места уделяет рассказу об атмосфере, царившей в их квартире и доме, о запомнившихся ему людях. Свою жену Светлану Ростислав привел в эту квартиру, но оставались они здесь недолго. Сыну врага народа с красным дипломом распределения не дали, пришлось завербоваться лечил заключенных в Нерчинском лагере. В 1952 году, учитывая тяжелую болезнь только что родившегося второго сына (будущего автора), отцу разрешили вернуться в Москву. Со временем он стал крупным ученым-патологоанатомом. Воспитанием детей, старшего – Алексея, и младшего – Андрея, занималась в основном мама, которая «твердой рукой с врожденной немецкой педантичностью и систематичностью накладывала свою "резолюцию"». В результате первый стал успешным архитектором, начальником Московского ГлавАПУ, второй – главным тренером сборной России по плаванию и автором семейной хроники.

УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА:
Бондарчик Семен Зиновьевич – друг дедушки автора, получил два лагерных срока;
Зиглин Александр Ильич – дал показания на прабабушку автора {35};
Молодцова Клавдия – дала показания на прабабушку автора {35};

Место создания: б/м

Дата создания: б/д

Объем: 74 л.

Вид текста: компьютерная распечатка

Архивный номер: 2-8-26