Каталог мемуаров
архива общества "Мемориал"

Автор: Левтонов Владимир Николаевич

Название: Последний Шлиссельбуржец

Аннотация: { } — цифры между фигурными скобками означают номер страницы в оригинале аннотируемого материала

Об авторе: Владимир Николаевич Левтонов (1889–1938), будучи студентом, в 1912 г. был осужден на каторжные работы за участие в революционной деятельности и помещен в Шлиссельбургскую крепость. При советской власти дважды арестовывался – в 1920 г. (освобожден по подписку о неучастии в партии эсеров) и в 1937 г. (расстрелян по делу Трудовой крестьянской партии – Крестьянская Россия). См. Архив «Мемориала». Ф. 2. Оп.3. Д.31.
Аннотируемые заметки написаны членом общества политкаторжан Владимиром Левтоновым (далее – В. Л.) в 30-е годы, когда он был научным сотрудником Центрального НИИ механической обработки древесины.
Если ранняя история Шлиссельбургской крепости, вплоть до времени народовольцев, по мнению В. Л., хорошо известна, то история предреволюционного Шлиссельбурга(1905–1917 гг.) еще не написана, и В. Л. считает необходимым восполнить этот пробел, дав материал будущему «историку революции». {1–4} Далее В. Л. пишет о характере классовых сил в период «нового Шлиссельбурга» (с 1906 г.) – о слабом после русско-японской войны дворянстве, о буржуазии с ее «бессилием и вялым либерализмом», о росте классового сознания пролетариата, о быстро революционизирующимся крестьянстве, о робком самодержавии. В. Л. пишет о своих сверстниках – молодых революционерах, оказавшихся узниками Шлиссельбурга, об их «беспредельной ненависти к царизму».{5–8} Далее следует описание самой тюрьмы – ее 4-х корпусов, после «капитальной достройки перестройки» в 1906 г., ее начальника Зимберга – «эстонца, который старается сойти за немца», тюремного режима.{8–10}. В. Л. пишет, что физических пыток не было, но были «моральные унижения» – «вежливое насилие законности». От старого Шлиссельбурга, который был только политической тюрьмой, «новый» отличался тем, что после Уложения 1903 г. политические сидели в нем вместе с уголовниками (всего – 700 каторжан). Это сказывалось на напряженной тюремной атмосфере, но борьба с уголовниками «сравнительно редко доходила до внешних столкновений». В. Л. характеризует тех и других, а так же третий слой заключенных – оказавшихся в тюрьме крестьян-аграрников, солдат и матросов за воинские преступления. Последние «тянулись» к политическим. Были и предатели, отрекшиеся от революции, которые содержались отдельно в так называемых «сучьих кутках» {11–15} В. Л. вспоминает дух товарищей, умерших на его глазах в Шлиссельбурге, – Энгельгардте и Еленеве, считая причиной смерти не только болезнь и физическую слабость, но и интеллигентскую дряблость, недостаток «революционного пафоса» {16–18} Характерной чертой узников «нового» Шлиссельбурга В. Л. считает «коллективное самообразование». Малограмотные учились грамоте. Другие – математике, иностранным языкам и т.п., в том числе – текущей политике. Обучали интеллигенты – пропагандисты. Тюремщики не мешали. {19–21} В. Л. рассказывает о тюремной библиотеке, которая формировалась по заказам каторжан, книги покупались на деньги заключенных, список заказываемых книг утверждался начальником тюрьмы. {22–23} В. Л. – о политических дискуссиях шлиссельбуржцев, о предчувствии «новых революционных схваток», о расколе по отношению к начавшейся Первой мировой войне (пораженцы и патриоты). {24–26} В. Л. сравнивает узников-народовольцев с заключенными 1901–1906 эсерами-террористами и с ВКП(б), пишет о слабостях народовольцев, называя их партизанами, о том, что меньшевики выступали ликвидаторами, а эсеры не принимали диктатуры пролетариата {27–32} В. Л. рассказывает об узниках Шлиссельбурга – Владимире Лихтенштадте, прошедшего путь от партизана-террориста до большевика, погибшего в боях с Юденичем; о будущем герое Гражданской войны Павлине Виноградове, об Асине, который пришел в Шлиссельбург уголовником, а в 1917 г. был убит, став большевиком, упоминает О М. А. Трилиссера и Г. К. Орджоникидзе {33–35}. Рассуждение В. Л. о типе революционера-ударника (большевика) в отличие от революционера – партизана (народника, террориста) {36–38}


УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА
Аснин, знакомый авирора, узник Шлиссельбурга – 34
Виноградов Павлин Федорович, узник Шлиссельбурга в 1912 г.–34
Гершуни Григорий Андреевич, узник Шлиссельбурга в 1904–1906 гг. –27
Еленев, товарищ автора, умерший в Шлиссельбурге –17
Желябов Андрей Иванович, революционер-народник – 30, 36
Лихтештадт Владимир Осипович – узник Шлиссельбурга –33
Морозов Н..А, революционер-народник, узник Шлиссельбурга 1
Трилиссер Меир Абрамович – узник Шлиссельбурга в 1909–1914 гг –35
Орджоникидзе Г. К. узник Шлиссельбурга в 1912 г. –1, 35
Фигнер В. Н. – узница Шлиссельбурга –1
Фроленко М. Ф. –узник Шлиссельбурга – 1
Энгельгардт,товарищ автора, умерший в Шлиссельбурге– 17

Н. Михайлов

Место создания: б/м

Дата создания: [1930-e]

Объем: 38 л.

Вид текста: машинопись с автографом О. В.Левтоновой

Архивный номер: 2-3-29