Каталог мемуаров
архива общества "Мемориал"

Автор: Соколова-Бартеньева Елена Владимировна

Название: Случайные записки: Воспоминания

Сведения об издании: Соколова-Бартеньева Е. В. Случайные записки // Подъем. – 1990. – № 11. – С. 144–179 ; № 12. – С. 177–227;
Бартеньев Л. В., Соколова-Бартеньева Е. В. Под прессом НКВД. – Воронеж : Изд-во им. Е. А. Болховитинова, 2008. – 264 с., ил.

Аннотация: { } — цифры между фигурными скобками означают номер страницы в оригинале аннотируемого материала

И дотюремный, и послелагерный периоды ужаты в воспоминаниях до пары десятков страниц. Основной же блок – множество коротких, ярких рассказов о «врагах народа», главным образом об их женах, в окружении которых автор из восьми лет неволи провела первые два.
Росла Елена Соколова (далее Е. С.) в бедной крестьянской семье. Своей земли не было, работали на хозяев, поэтому и революцию приняли всей душой. Е. С. окончила среднюю школу, была направлена в партшколу, там вступила в комсомол, там же встретила своего будущего мужа Владимира Бартеньева. Несколько лет на партийно-преподавательской работе, затем полный курс на истфаке Воронежского университета. В 1935 г. Е. С. защищает кандидатскую по истории СССР, муж чуть раньше – по философии {7}, оба преподают в Воронежском педагогическом институте. В начале 1937 г. арестовывают старшего брата мужа, а 20 августа приходят и за младшим {13}. В тот же день партком института исключает жену «врага народа» из кандидатов в члены ВКП(б) {15}, за этим следует увольнение {19}. 21.09.1937 чекисты проводят в квартире обыск. Е. С. перед тем, как ее уводят, просит случайно там оказавшуюся сестру забрать себе обоих сыновей {20}. Тюрьма битком набита, в камере главным образом жены врагов народа (через нее за полгода прошло 55 женщин – автор приводит список с некоторыми подробностями почти о каждой{22}). На допрос Е. С. вызывают в первый же день, требуют признания, но не усердствуют {26}. От вновь поступившей сокамерницы Е. С. узнает, что ее мальчиков сестре не отдали, их отправили в детский приемник {27}. В тюрьме заключенным, сидящим в разных камерах, удается обмениваться знаками, отдельными фразами, записками. Через «тюремный телеграф» Е. С. узнает, что мужа после «конвейерной обработки» перевели в эту тюрьму. Из окна она видит, как его вместе с сокамерниками ведут в баню, но с трудом узнает – изможденный, ноги раздуты, как у слона. Наконец ей передают записку от него: «Я не выдержал физических тяжелых пыток и в полусознательном состоянии подписал все, что мне подсунули» {29}. Главное для большинства женщин – хоть что-то узнать о своих детях: живы ли? Здоровы ли? В детдоме или у родственников? У одной умер от голода пятилетний мальчик – чекисты, пришедшие за матерью, забыли про ребенка. У другой арестованной ребенка отобрали сразу после родов {31}. Е. С. узнает, что мужа куда-то увезли, но в середине ноября его возвращают, и она получает от него записку: предъявлено обвинение по ст. 58-10 {33}. В следующей он пишет, что через окно у него виден край улицы и там проходили оба их мальчишки с бабушкой – значит, детей удалось забрать из детприемника {34}. Е. С. сочиняет устные рассказы из русской истории и имеет у сокамерниц большой успех. О приговорах женщины иногда узнают из газет, обрывки которых получают от уголовниц, у них режим в камере более свободный {38}. 10 и 11 января 1938 г. около 200 мужчин – партийных работников, преподавателей, в их числе мужа Е. С., переводят в другую тюрьму. Из подвального помещения заключенных выводят небольшими группами и зачитывают им приговор. Почти все получают высшую меру, но об этом родным не сообщают, действует только тюремный телеграф. Владимир Бартеньев был расстрелян 15 января 1938 г. {43}. За несколько дней до этого Е. С. вызывают на допрос и требуют поставить подпись под документом, где сказано, что муж вел контрреволюционную работу, а она знала об этом и не донесла. Отказ выводит следователя из себя, и он кричит: «…твоего мужа уже вороны клюют» {45}. Следующий допрос вел следователь, с которым Е. С. когда-то училась в партшколе. Он дает понять подследственной, что ее дети у бабушки и что срок она получит только как ЧСИР. Есть в камере женщины, которые сидят не за мужей, а за измену родины. Таких на допросах пропускают через «конвейер» {47}. 15.04.1938 Е. С. вместе с группой сокамерниц выводят в отдельную комнату и там им зачитывают приговоры – большинство получает 8 лет ИТЛ как ЧСИР {49}. На ночь всех запирают в камере с уголовницами, потом переводят к бытовикам. Там посаженная «за бога» старуха сетует на то, что до конца срока наверняка не доживет, а значит данное ей Богом наказание, не выполнит. 10.05.1938 женщин выводят на этап. Через два дня их высаживают из вагонов и помещают в Темниковский лагерный пункт № 24. Этапы прибывают и прибывают, большую группу привозят из Баку и Тбилиси {55}. Осенью лагерь посетила женщина-депутат. Ее окружили заключенные, со всех сторон слышалось: «Дети, где наши дети?». В результате военные оттеснили толпу от депутатши и вывели ее за проходную {56}. Работа была только внутри лагеря: Е. С. таскала воду, выкорчевывала пни, пилила дрова, на кухне выполняла роль кухонного мужика, позже ее перевели на вязание и вышивание {58}. Летом 1939 г. разрешили переписку с детьми, находящимися в детдомах. В конторе Е. С. сообщают, что один сын в астраханском, другой в новочеркасском. Но, к счастью, она очень скоро получает телеграмму от матери, что дети у нее {60}. В начале октября 1939 г. в лагере отбирают молодых и здоровых женщин, в их числе Е. С. Сначала их переводят в распределительный лагпункт {62}, потом в пересыльный пункт Потьминского лагеря, а оттуда уже везут в Сегежу {64}. Лагерь находился близ целлюлозно-бумажного комбината. Е. С. работает в древесном цехе – одиннадцать часов багром гонит бревна по воде к рубильным машинам. Судьбы у лагерниц одна страшней другой, но у одной из напарниц Е. С. судьба к тому же удивительная. В Америке умер ее дядюшка и оставил ей 95 тыс. долларов. С мужем она отправилась в США, получила там наследство и, вернувшись в СССР, все деньги отдала родному государству. А в 1937 г. их обоих арестовывают, мужа объявляют американским шпионом, жену – ЧСИР, дочь отправляют в детдом {66}. С января 1939 г. у Е. С. налаживается переписка с родными, а в 1940-м к ней на свидание приезжают сестра и мама с детьми. В первый же месяц войны лагерь из Карелии эвакуируют. Тяжелый, длительный этап в Карагандинский ИТЛ. Е. С. направили в аул Бурма, в животноводческое подразделение, там она откармливала телят {68}. Зоотехники в подразделении – заключенные, над ними малограмотные вольнонаемные. На попытки профессионалов как-то поправить дело, начальство реагирует болезненно. В результате Е. С. переводят на другую, гораздо более тяжелую работу – пасет в степи скот {69}. Как-то в сентябре неожиданно повалил снег, и коровы остались без травы. Е. С. приказали гнать огромное стадо, с которым одному человеку не справится, в аул. По дороге несколько раз теряла силы и валилась в снег, но как-то дошла. Зимой 1944 г. перебросили на другую работу – с утра до ночи вытаскивала из-под коров навоз на улицу. Кончилось все тяжелой болезнью и операцией {70}. Отыскался Андрей Бартеньев, брат мужа. Он сидел в том же лагере, но в другом отделении. В письме деверь рассказывает о своих лагерных мытарствах {71}. 21.09.1945 Е. С. отбыла срок. Год проработала зав. столовой в лагерном поселке Долинка, здесь же вышла замуж за недавно, как и она, освободившегося Григория Ильича Конюхова {72}. В августе 1946 г. они обосновались в Джамбуле. В 1947 г. нашелся и приехал к матери старший сын Лева. В свое время, когда бабушку с внуками уезжала в эвакуацию, он остался в Воронеже. Автор предельно коротко приводит его биографические данные: в 1942 оказался в Сталинградской области, добавив к своим шестнадцати два года, был призван, но исключен из танкового училища как сын врага народа и отправлен на фронт. Воюет, получает за антисоветскую агитацию срок, но в 1945-м обвинение с него снимают {73}. В 1960 г. нашелся и младший сын – Борис. Бабушка умерла в эвакуации, с Борей осталась сестра Е. С., но органы ее с ним разлучили {76}. В 1956 г. Е. С., судимость с которой была снята двумя годами раньше, переезжает с мужем в Воронеж. Жизнь постепенно налаживается, оба сына получили высшее образование, старший – инженер, живет рядом с ними, младший – преподает русский язык в Ленинакане, у него жена и двое детей. Последняя страница воспоминаний – 1964 год, июль, Кисловодск, санаторий. Только что в читальном зале закончился вечер Ольги Бергольц, у которой за плечами тот же 1937-й. Елена Владимировна держит в руках книжку поэтессы с ее автографом. «Дышится легко, но почему-то грустно».

УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА
Агулов Ерванд, муж Анастасии Соколовой {5}
Бартеньев Андрей Андреевич, брат Владимира Бартеньева {8}
Бартеньев Владимир Андреевич, муж Е. С. {6}
Бартеньев Борис Владимирович, сын Е. С. {7}
Бартеньев Лев Владимирович, сын Е. С. {7}
Конюхов Григорий Ильич, второй муж Е. С. {72}
Коркин Петр Афанасьевич, нач. Управления НКВД по Воронежской обл. {11}
Котова Мария, ЧСИР, сокамерница и солагерница Е. С. {50, 62}
Решетняк Наля, ЧСИР, сокамерница и солагерница Е. С. {25, 42}
Соколова (Шидогубова) Ксения Максимовна, мать Е. С. {4}
Соколова Анастасия Владимировна, сестра Е. С. {5}
Стойчева Вера Семеновна, ЧСИР, сокамерница и солагерница Е. С. {21, 62}
Тюнина Томара, ЧСИР, сокамерница и солагерница Е. С. {26, 61}
Шинкоренко, следователь {25}

А. Щербаков

Место создания: б/м

Дата создания: 2003

Объем: 78 л.

Вид текста: ксерокопия печатн., машинопись тетрадь

Архивный номер: 2-7-64