Каталог мемуаров
архива общества "Мемориал"

Автор: Брук Эмма Исааковна

Название: Мой отец, Исаак Моисеевич Брук. Рива Григорьевна Брук. Сестра моя – Жизнь: Воспоминания о родителях И. М. и Р. Г. Бруках и двоюродной сестре – Циле Ямпольской

Аннотация: Воспоминания Эммы Брук (1934 г. р.) – три биографии, три портрета близких – родителей и двоюродной сестры, людей удивительных человеческих качеств. Никто из них, по словам автора, «в оценках лживой советской системы» никто из них никогда не заблуждался.
Исаак Брук (1899 1972), простой рабочий-жестянщик, коренной одессит, в отличие от февральской, октябрьскую революцию не принял. В 1929 году он организовал выступление рабочих против царившего на его фабрике произвола. К демонстрантам присоединились рабочие других заводов, закончилось все разгоном и арестами. Продержав некоторое время в следственном изоляторе, чекисты выпустили Брука, взяв с него подписку о невыезде. Добра от этой власти ни он, ни его жена Рива (? 1984, в девичестве Вайсер) не ждали, поэтому сразу же покинули родной город, благо паспортная система еще не была введена. В Москве Брука, который из-за ареста не успел окончить институт, берут инженером-практиком на строящийся авиационный завод №1. Авиация становится делом его жизни, и через несколько лет талантливого инженера назначают главный технологом завода. Жена оканчивает медицинский институт и работает детским врачом, хотя первый диплом она защитила по педологии, которую власть объявила буржуазной наукой. В 1938 году старшего брата Брука, Ефима приговаривают по 58 статье к длительному сроку и отправляют на Колыму. От брата Исаак не отказывается (вплоть до его освобождения в 1955 году шлет ему посылки и письма) и за связь с «врагом народа» его увольняют. Два года он работает на заводе в Кимрах, но перед войной его возвращают в Москву на 301-й авиационный завод. В первые же дни войны Риву Брук призывают в войска НКВД и в августе откомандировывают в военную медсанчасть на станции Черусти, с собой она увозит туда сына и дочь. В начале октября завод отца переводят в Новосибирск, туда же эвакуируют семьи. Мать тянет с явкой в местный отдел ненавистного НКВД, пытается устроиться в сельской больнице, но весной 1942 года ее определяют в детприемник-распредилитель№1 при Новосибирском УТЛК НКВД. Селят в бараке рядом с зоной, два раза в день мимо них проводят колонны заключенных. Осенью 1944 г. Рива с дочкой (сына до конца школьного года оставила с отцом) возвращается в Москву и получает назначение в медсанчасть подмосковной колонии малолетних преступников. Человек бесстрашный, она, не желая мириться с тем, что старшие отбирают у младших хлеб, каждый день прямо в столовой крошит выданный детям хлеб прямо им в суп. Юные уголовники грозятся убить врачиху, и тогда администрация ради своего спокойствия с нею расстается. Весной 1945 года Риву переводят в медсанчасть гигантского лагеря военнопленных. В офицерском бараке она получает комнату. К этому времени из эвакуации возвращаются сын с отцом, которого перевели в НИИ авиационной промышленности. Осенью 1945 года десятилетнюю Эмму, окончившую в Новосибирске только 1-й класс, принимают сразу в 4-й – готовили ее родители. Война позади, а значит, ничто не мешает уволиться из НКВД так врач Брук и поступает, в ответ органы выставляют ее с семьей на улицу. Московская прописка давно потеряна, и тогда родители, чтобы заработать средства на жилье, решают завербоваться на Сахалин. Новое место жительства небольшой портовый городок Холмск, раньше он был японским и назывался Маока. Мать назначают главным врачом городской больницы, отца – главным инженером Рыбтреста. Японцы вежливы, приветливы, сам город и предприятия радуют глаз. Шла репатриация, и через год, в 1947-ом, японцев в городе не осталось. Бруки заняли дом бывшего главного врача, удобный, просторный, впервые семья узнала, что такое комфорт и достаток. Старший брат Эммы, Толя, в 1949 году окончил школу, золотая медаль гарантировала ему поступление в МГУ. У родителей к этому времени заканчивался трехгодичный контракт, и они решили вместе с сыном вернуться в столицу. Однако одаренного математика в МГУ не взяли, не тот у него был пятый пункт. Для Толи это стало ударом. Пришлось подать документы в МГПУ, но скоро его мрачное настроение поменялось на обратное – на физмате, куда он поступил, в те годы подобрался прекрасный состав преподавателей и студентов. Родители, заработавшие на Сахалине 50 000 рублей, покупают в Ильинском полдома и за 2-3 года отец своими руками (помогает сын) превращает его в комфортабельный с городскими удобствами коттедж. Мать – прекрасная хозяйка, в доме чистота и уют, ухоженные огород и сад обеспечивают семью запасами и консервами на весь год. В стране меж тем борьба с космополитизмом, то есть государственный антисемитизм, набирает обороты. После Сахалина Брук больше года не мог устроиться на работу, чудом получил место в Институте стекла, где быстро освоился его изобретения были внедрены на ряде заводов. Жену сразу по приезде назначили главным врачом детской инфекционной больницы, но «дело врачей» не могло по ней не ударить. С убийственной формулировкой ее уволили, восстановили «врача-отравителя» после смерти Сталина. Дом Бруков славился гостеприимством. «Нам везло: любовь и понимание друзей, походы, костры, бардовские песни стали щитом, сохранившим нас от идеологического гнета в глухие 50-е».
Из многочисленных родственников, отношения с которыми были самыми тесными, автор особо выделяет свою двоюродную сестру Цилю ГригорьевнуЯмпольскую. «Она была и останется в нашей памяти Человеком восторженной души, многосторонне талантливым, интеллигентом в первом поколении. И до конца дней своих – молодой». Родилась Циля в Украине; потерявший бизнес и отсидевший какой-то срок в тюрьме отец перебрался с женой (сестрой Ривы) и детьми в ближнее Подмосковье. Эмма часто гостила у тети с дядей, все в этой семье окружали ее любовью. Особенно Циля, которая была лет на 15 ее старше. В 1936-м кузина поступила на истфак МГУ, через год вышла замуж Льва Поспелова, аспиранта того же факультета. В 1938 году отца мужа объявляют врагом народа и расстреливают, Льва, не дав ему защитить диссертацию, забирают в армию. В первые же месяцы войны он попадает в плен – и гибнет в лагере. Циля, успев сдать выпускные экзамены, 22 июня подает в военкомат заявление, но отправляют ее медсестрой не на фронт, а в военно-морской госпиталь. Сразу после войны она теряет двух близких людей – брата, прошедшего фронт и нелепо погибшего на учебном полигоне, и второго своего мужа, военного хирурга, здоровье которого, четыре года сутками не отходившего от операционного стола, было подорвано. Оставшись с годовалым сыном на руках, Циля с трудом устроилась на работу в отдел технической документации ленинградского авиационного конструкторского бюро делопроизводителем. Далекий от техники человек, она со временем создала образцовую систему хранения проектной документации. Всю жизнь Эмма при каждом удобном случае приезжала в Ленинград к сестре. «Каким светом были освещены наши встречи! Кроме заранее купленных билетов в театр, на столике у дивана меня ждала стопка чудесных книг. А вечерам задушевные беседы о книгах, о детях, о музыке, о близких, которых мы потеряли».

УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА
Брук Анатолий Исаакович сын Исаака Брука
Брук Ефим Моисеевич старший брат Исаака
Брук Исаак Моисеевич – отец автора
Брук (урожд. Вайсер) Рива Григорьевна – мать автора
Ротенберг Моисей – второй муж Цили Ямпольской
Ротенберг Григорий Моисеевич – сын Цили Ямпольской
Ямпольский Григорий (Гершен) Моисеевич – муж Ханы, сестры Ривы Брук
Ямпольский Григорий (Гершен) Григорьевич – сын Ханы, сестры Ривы Брук
Ямпольская Елизавета Григорьевна – дочь Ханы, сестра Ривы Брук
Ямпольская Роза Григорьевна – дочь Ханы, сестры Ривы Брук
Ямпольская (Вайсер) Хана Григорьевна – сестра Ривы Брук
Ямпольская Циля Григорьевна – дочь Г. М. и Х. Г. Ямпольских, кузина автора

А. Щербаков

Место создания: б/м [Москва, Ильинское Московской области]

Дата создания: б/д

Объем: 55 л.

Вид текста: распечатка компьютерного набора; есть электронная версия

Архивный номер: 2-8-28