Каталог воспоминаний архива «Мемориала»

Фридзель Эсфирь Львовна

Воспоминания, дневники, стихи, письма /составитель Л. Н. Фонталин, сын автора/

Фридзель Эсфирь Львовна.Воспоминания, дневники, стихи, письма /составитель Л. Н. Фонталин, сын автора/.Москва .[232;машинопись]
Архивное хранение: Фонд: 2. Опись: 8. Дело: 36.
Дополнительная информация: Приложение: копия статьи Шуламита Шалита «Свободная душа Эсфири Фридзель», напечатанной в израильском журнале Вестник, 22(333) 29.10.2003 г. (комп. распечатка, 10 л.) http://www.vestnik.com/issues/2003/1029/win/shalit.htm; копия статьи Семена Кипермана «Живая связь времен» (биография сына Э. Ф.), напечатанной в израильском журнале IZRUS, 14.10.2009 (комп. распечатка, 2 л.) http://izrus.co.il/weekly_news/809.html
{ } — цифры между фигурными скобками означают номер страницы в оригинале аннотируемого материала Воспоминания в этом объемном труде присутствуют, но лишь в виде коротких и редких вставок, так всюду и озаглавленных. Главное же здесь – дневники, стихи, письма, в которых жизненные явления, факты (а они лежат в основе воспоминаний) уведены далеко на задний план, на первом же плане – жизнь души. Об этом стихи, об этом большая часть дневниковых записей. Только письма в какой-то степени знакомят читателя с практической стороной жизни Эсфирь Фридзель (1889–1974; далее Э. Ф.), хотя и в них главное – духовный мир. Жизнь Э. Ф. прожила тяжелую, но репрессии коснулись ее в минимальной степени. Три года ссылки она получила в 1930 г., когда с «врагами народа» власть еще обходилась без излишней жестокости. Родина Э. Ф. — Екатеринослав. Рано начала писать стихи, в старших классах гимназии вела работу в подпольных рабочих кружках, хотя ее интеллигентные еврейские родители всячески этому препятствовали. В результате была из гимназии отчислена, оканчивала платную. В 1907 г. вместе с сестрой поступила в Высшие Женские (Бестужевские) курсы, училась на юридическом факультете, специализация – статистика, по сути – социология. Зарабатывала частными уроками. В отличие от большинства политически активных курсисток, примыкавших к эсерам, Э. Ф. входила в организацию РСДРП меньшевиков. В 1908 г. она знакомится с молодым человеком, Николаем, в которого влюблена ее ближайшая подруга. За плечами у этого подпольщика-эсера тюрьма, побег, ожидание нового ареста. Постепенно у Э. Ф. просыпается любовь к этому человеку, вспыхивает роман, но очень скоро (1913 г.) Николая арестовывают и приговаривают к каторжным работам. Э. Ф., окончив Бестужевские курсы, уезжает в Пензу, год работает в тамошнем земстве статистиком, в 1914-м перебирается в Москву. Узнает, что у подруги с Николаем созрел план: когда его отправят по этапу в Сибирь, она последует за ним. Э. Ф. страдает, этот любовный треугольник висит над нею дамокловым мечом. Февраль 1917-го все меняет – Николай выходит на свободу и то, что раньше было романом, перерастает у него с Э. Ф. в брак. Девять счастливых месяцев, но с приходом к власти большевиков у молодоженов рушится вера в светлое будущее страны, нарастает трещина и в их отношениях. Весной 1919 г. Э. Ф. вместе с недавно родившейся дочкой уезжает из голодной Москвы к родителям в Екатеринослав. Но ничего кроме грабежей, погромов, убийств в городе ее не ждет. Вместе с Николаем они перебираются в Мариуполь, но и там полыхает Гражданская война. Обеспечить ребенку должный уход, лечение они не могут и заболевшая коклюшем дочь умирает. Э. Ф. возвращается к родителям, она беременна, муж фактически живет на две семьи, подруга жены тоже ждет от него ребенка. Гражданская война на исходе, в Харькове создается Первый Украинский институт рабочей медицины, где Э. Ф. возглавила медико-статистическое бюро. Работа интересная, но на шее у нее мать, брат и сестра, с деньгами совсем плохо, мальчик часто болеет, муж, хоть и появляется у них время от времени, практически не помогает. В начале августа Э. Ф. арестовывают. По ее же делу проходит связная, переправлявшая меньшевистскую литературу. У нее находят оригинал статьи Э. Ф., напечатанной в эмигрантской меньшевистской газете «Социалистический вестник». Вина очевидна, следствие практически не ведется. Э. Ф. сидит с уголовницами, бытовичками, много монахинь, раскулаченных, интеллигентов относительно мало. Поскольку она сильна в юриспруденции, знает много стихов да еще и игральные карты может нарисовать, сокамерницы относятся к ней с уважением. Времена еще относительно либеральные, в тюрьму даже водят экскурсии. В начале 1931 г. приговор – 3 года ссылки. Тяжелый этап (в дневниках Э. Ф. немало рассказов о сокамерницах, тюремных песен, много пишет о блатном жаргоне и северном диалекте). Жизнь в Вожеге, районном центре на севере Вологодской области, была относительно благополучной – Э. Ф., как опытный экономист, работала в конторе, а не на лесоповале, с едой был даже лучше, чем в Харькове, кое-что посылала сыну, который жил с бабушкой, дядей и тетей. Летом 1932 г. целый месяц проводят в Вожеге сын с отцом. Последний плохо обращается и с нею и с мальчиком. Э. Ф. понимает, что муж окончательно потерян, он теперь целиком принадлежит другой семье. Ссыльных, отбывших свой срок, обычно задерживали – не выдавали документы или продлевали срок. Э. Ф. идет на хитрость объявляет, что хочет остаться в поселке, надо только съездить в Харьков за сынишкой. Документ выдают, но назад она конечно не возвращается. Инстинкт велит ей держаться в тени, поэтому устраивается только в мелкие конторы, но и там ее периодически увольняют. Полуголодное существование, мальчик болеет. Доведенная до крайности Э. Ф., понимая, что это грозит посадкой, обращается в ВЦСПС с просьбой убрать из трудовой книжки запись о пребывании в ссылке. Результат нулевой, тогда Э. Ф. обращается к М. И. Ульяновой и в результате получает чистый документ. Жизнь налаживается, в 1940 г. сын поступает на биофак МГУ. В 1941-ом, когда немцы уже приближались к Харькову, Э. Ф. с семьей чудом получают сидячее место в вагоне и с эшелоном почти месяц добираются до Красноярска, по дороге их дочиста обворовывают. Первый год живут в районном центре, спят в нетопленой комнате на полу – грязь, голод, вши. В ноябре умирает мать. Через год брата переводят в Красноярск, спасаются картошкой, которую сажают далеко за городом. У сына слабые легкие, поэтому в армию его не забирают, и в конце войны он уезжает в Москву продолжать учебу. Через какое-то время Э. Ф. перебирается с братом и сестрой поближе к сыну – устраивается экономистом на завод в Рахманово, близ Павлово-Посада. Условия тяжелые, с едой плохо, в 1947 г. умирает брат. Через год Э. Ф. занимает должность начальника планового отдела завода, сын поступает в аспирантуру, однако жизнь отравляет борьба с космополитизмом, проще говоря –антисемитизм. У Э. Ф. регулярно бьют стекла, постоянно слышит в свой адрес «жидовка». В 1952-ом, закончив аспирантуру, сын уезжает по распределению, но через год защищает диссертацию и устраивается на работу в московском НИИ. Снимает комнату, на выходные приезжает к матери, отпуск проводит в Крыму – для легочника это необходимо. Осенью 1955 г. сестру разбил паралич – два года мучительного угасания, Э. Ф., чтобы за ней ухаживать. выходит на пенсию. В 1958-ом сын вывозит мать на море, в следующем году он проводит с ней отпуск на теплоходе. Э. Ф. снова возвращается к стихам, которые не писала много лет, внимательно следит за литературным процессом, занимается у себя в поселке общественной работой, переписывается с друзьями. В 1965 г. сын защищает докторскую. Его научные успехи окрыляют и мать – на своем заводе она затевает социологическое исследование, выясняет причины высокой текучести рабочей силы. По ее мнению это результат ослабления социальных связей. Напечатана подготовленная статья так и не была. В конце 1967-го сын переезжает в кооператив и забирает туда мать. Москва – это не далекий подмосковный поселок, поэтому друзья и дети друзей часто навещают Э. Ф. Со многими она в переписке, присылают ей книги и журналы. В начале 1973 г. у Э. Ф. случается обширный инфаркт, сын берет отпуск и полтора месяца от нее не отходит. Поднимается, но отпускает ее болезнь не надолго. 15 октября 1974 года сын провожает мать в последний путь. А. Щербаков. УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА Бета Штейнпресс – проходила по тому же делу, что Э. Ф. {93} Фонталин Лев Николаевич – сын Э. Ф. Фонталин Николай Константинович – муж Э. Ф. Фридзель Людмила Львовна – сестра Э. Ф. Фридзель Марк Львович – брат Э. Ф.

Международное общество «Мемориал» © Свободное копирование

4 октября 2016 года Минюст РФ внес Международный Мемориал в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».