Каталог воспоминаний архива «Мемориала»

Бронштейн Вера Самойловна

Как это было?: Воспоминания

Бронштейн Вера Самойловна.Как это было?: Воспоминания.б/м.[31 л. (с оборотами);рукопись, в трех тетрадях]
Архивное хранение: Фонд: 2. Опись: 5. Дело: 13.
Сведения о публикации: Краткая автобиография Бронштейн В. С. опубликована: http://www.orlandofiges.com/index.php
Дополнительная информация: Приложено: краткая автобиография Бронштейн В. С. (рукопись, тетрадь, 8 л., 1961) См. также 1-1-593; 1-1-5341; См. также 2-5-14 (воспоминания дочери Светланы ) Краткая биография В.С. Бронштейн опубликована на сайте общества «Мемориал»: lists.memo.ru›d5/f295.htm
Об авторе. Бронштейн Вера Самойловна (1893–1973) участник революционного движения. Член РСДРП, большевик с 1914 г. С 1932 г. состояла в Московском отделении Всесоюзного общества старых большевиков. Кандидат исторических наук. Приговорена: ОСО НКВД СССР в 1948 г. Приговор:5 лет ИТЛ. В 1952 г. была арестована ее дочь – студентка МГУ Светлана, чье Дело имеется в архиве «Мемориала» (см.: Ф 2. Оп. 5. Д. 14). { } — цифры между фигурными скобками означают номер страницы в оригинале аннотируемого материала Воспоминания Веры Самойловны Бронштейн (далее – В. Б.) «Так это было» состоит из рукописи в 3-х школьных тетрадях на 31 лл. с оборотом. В. Б. начинает эти свои воспоминания с ее ареста 9 марта 1948 г., когда она работала в Институте истории АН СССР. Ордер на арест, подписанный Абакумовым, ночной обыск, прощание с дочерью – студенткой МГУ. Лубянка. Заполнение анкеты. Снятие отпечатков пальцев, фотографирование, «унизительный» досмотр. Перевоз в Лефортовскую тюрьму. Одиночная камера № 26. Охрана не дает спать, будит, требуя, чтобы руки лежали поверх одеяла. На прогулке нет сил ходить. {1–5} Первый допрос. Обвинение: связь с антисоветской группой Рабочей оппозиции, куда входил С. Я. Тиунов, бывший муж В. Б., и с семьей Троцкого (В. Б. училась с дочерью Троцкого Ниной в университете и работала вместе с сестрой Троцкого, О. Д. Каменевой). В. Б. отрицает обвинение: с Тиуновым она разошлась «весьма враждебно» в 1926 году. Допросы продолжаются 6 месяцев. Во время допросов следователь дает В. Б. читать «клеветнические показания» на нее знакомых и коллег по работе. Ночами В. Б. слышит «безумные крики мужчин {6–7} В конце сентября В. Б. объявляют приговор ОСО: 5 лет ИТЛ. Дочери об этом не сообщают, и В. Б. «увезли без теплых вещей, без продуктов». В. Б. описывает «ужасы» этапа на станцию Потьма. Двухмесячный карантин в Потьме. Темлаг. «97% заключенных – западные украинцы, бандеровской организации, дикие люди, воруют, безграмотные, грязные», а также латыши, литовцы, эстонцы. Много тех, кого В. Б. называет «сектантами». В. Б. работает в каптерке и заведует библиотекой. Основное производство в лагере – швейная фабрика. Как пишет В. Б., на фабрике процветало воровство материала сознательное вредительство – не так пришивали пуговицы, например, и т.п. Ворованные нитки, ножницы, пуговицы и пр. зэчки приносят в каптерку В. Б. Та возмущается, не принимает (Как можно воровать у государства!), чем вызывает негодование солагерниц («Ты кому служишь – им или нам!»). По воскресеньям в женскую зону лагеря приходят мужчины-заключенные « с гармонией, играли, и молодые женщины танцевали. Жуткое зрелище!» – пишет В. Б.{ 8–13об.} В. Б. пишет о своей невиновности в ЦК Шкирятову, ответа не получает. Помогает лагерному начальству в учебе: переводит с немецкого, рассказывает о разногласиях Ленина с Плехановым, разъясняет 4-ю главу «Краткого курса истории ВКП(б)». В. Б. вспоминает о смерти заключенного в БУРе.{14–15} В. Б. предлагает лагерному начальству свою помощь в ликвидации неграмотности среди западных украинцев, но те отказываются («Отцепитесь вид мене, пани Бронштейн, не треба мени грамота»). Делает доклад к 150-летию Пушкина. Пишет дочери, но не получает от нее ответа. Вспоминая о солагерниках, В. Б. пишет, что это были в основном люди, ненавидящие советскую власть, – «ярые националисты, сектанты, теософки и даже убийцы» {16} Начальник лагеря разрешает В. Б. помогать заключенным писать в инстанции о пересмотре дел, помиловании «за угощение». В. Б. помогает, но предупреждает, что «писать нужно только правду». Бандеровцы рассказывают об убийстве советских солдат, комсомольцев, колхозников. {17} В октябре 1952 г. В. Б. этапируют в Москву, зачем – она не знает. Привозят на Лубянку. Одиночная камера № 8 в подвале. Через несколько дней вызов на допрос. Следователь устраивает очную ставку с Кузнецовой из Рабочей оппозиции, которая утверждает, что В. Б. была недовольна арестом Тиунова. В. Б. все отрицает. Допросы длятся 3 месяца. В. Б. слышит крики из камеры № 11, и ей кажется, что это крики ее дочери. В. Б. требует, чтобы ей сказали, где ее дочь, отказывается от еды, переживает психический срыв.{17об.–20об.} В конце декабря 1953 года В. Б. этапируют в Потьму, но вскоре лагерь заменяют ссылкой на вечное поселение. Пойдя этапом через Новосибирскую и Красноярскую пересыльные тюрьмы, В. Б. оказывается в селе Лазарево Красноярского края. У В. Б. сломана нога, она больна, не может заниматься сельским трудом, в колхозе ее делают воспитательницей, но местные жители прогоняют ее за то, что она не дает им «объедать» детей. В. Б. поселяется в селе Долгий мост, работает нянечкой. Решает покончить жизнь самоубийством – броситься в колодец. Но получает ответ из прокуратуры о судьбе дочери, что та находится в Вятлаге. {21–25 об.} Начинается переписка с дочерью. В марте 1953 г. публикуется указ об амнистии заключенных сроком на 5 лет. В. Б. ежемесячно ходит отмечаться к сотруднику МГБ. В мае 1954 г. ее освобождают. В. Б. едет к дочери в Вятлаг. Двухдневное свидание с дочерью. В. Б. едет в Ленинград. Дочь реабилитируют в феврале 1955 г., а в марте 1955-го В. Б. восстанавливают в партии и на работе в Институте истории АН СССР {26об.–31} В приложенной к делу «Краткой автобиографии» В. Б. пишет об основных вехах своей жизни. Родилась в 1893 г. в селе Ольгаполь Винницкой губернии. В 16 лет окончила 7-классное училище, где преподавателями были исключенные за революционные беспорядки студенты Киевского университета. С 1909-го жила в Одессе, училась в гимназии. В 1914 г. вступила в РСДРП(б). В том же году была арестована за распространение прокламаций. После Февральской революции, освободившей В. Б. из ссылки, некоторое время в Одесском совете депутатов, но вскоре оказалась в Москве, заболела туберкулезом, лечилась кумысом в Оренбурге (вместе с Дзержинским). После излечения работала секретарем Союза кожевников в Москве. Там В. Б. застала весть об Октябрьском перевороте в Петрограде. {1–3об. } В. Б. рассказывает об октябрьских боях в Москве, о том, как она перевязывала раненых, кормила бойцов, навинчивала патронами пулеметные ленты, как потом хоронили павших. {4–6} В 1918 г. была направлена на работу в Наркомпрос, одновременно училась на историческом отделении историко-филологического факультета МГУ (окончила в 1926 г.). Во время Гражданской войны В. Б. была мобилизована, направлена в Политическое управление, где работала политинспектором на юго-западном фронте. В 1920 г. была направлена на работу в Госархив. В 1929–1934 училась в Институте красной профессуры. С 1936 г. В. Б. – в Институте истории АН СССР, в 1938-м защищает кандидатскую диссертацию, читает лекции в Военной академии им. Фрунзе, в пединституте, в Гнесинском училище. В 1948-м была репрессирована, в 1954-м реабилитирована и восстановлена в партии. {6–8об.} Н. Михайлов УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА Гуковский Алексей Исаевич, советский историк – 2 Дзержинский Феликс Эдмундович – 3 Збарская, жена врача, бальзамировавшего тело Ленина –21 Каменева Ольга Давыдовна, сестра Троцкого – 8об. Кузнецова, член Рабочей оппозиции, свидетель на допросе В. Б. – 19–19об. Кононов Иван Николаевич, следователь в Лефортовской тюрьме –5, 8 Мрачковская Галина, солагерница В. Б. –21 Мясников Гавриил Ильич, член Рабочей оппозиции –5, 7 Наджарова Аикануш Александровна – 3об. Покровский Михаил Николаевич, советский историк – 6об. Толмачев, сотрудник Института истории –2, 9 Тиунов С. Я., член Рабочей оппозиции, бывший муж автора –5об.–6об., 8, 19 Шугало, следователь в Лубянской тюрьме –19об.

Международное общество «Мемориал» © Свободное копирование

4 октября 2016 года Минюст РФ внес Международный Мемориал в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».