Каталог воспоминаний архива «Мемориала»

Захарова (Бронтман) Роза Григорьевна

Годы утрат и печалей: Воспоминания

Захарова (Бронтман) Роза Григорьевна.Годы утрат и печалей: Воспоминания.б/м.[168 л.;машинопись ]
Архивное хранение: Фонд: 2. Опись: 5. Дело: 49.
Дополнительная информация: Мемуары в 5-ти томах. 1-ый том воспоминаний хранится в Музее революции (инв. № 2706); 2-ой том в 7 тетрадях
{ } — цифры между фигурными скобками означают номер страницы (проставлен карандашом) в оригинале аннотируемого материала Как правило, главное действующее лицо в воспоминаниях – сам автор. Здесь не так. Роза Захарова (далее Р. З.) о себе пишет, как бы, по необходимости, ее задача рассказать о тех, кого она встретила по обе стороны от колючей проволоки. Целые главы состоят из рассказов о тех, с кем Р. З. свела автора жизнь. Родилась она в интеллигентной еврейской семье, окончила в 1913 году с золотой медалью гимназию, выучилась в Казани на зубного врача. Старший брат и сестра участвовали в революционном движении, отбывали срок в тюрьме. Брат был сослан в Сибирь. Будущий муж Р. З., Филипп Захаров, – тоже революционер с большим дореволюционным стажем: с 1910 по 1914 год он отбывал ссылку в Туруханском крае вместе со многими будущими вождями революции. В 1937 году Р. З. заведовала в Уфе зубоврачебной школой, муж в некоем учреждении возглавлял плановый отдел. Детей у этой немолодой пары не было. В Уфе идут повальные аресты. 31 марта приходят за Захаровыми. Муж в командировке, поэтому забирают только жену. В камере сидят женщины за мелкую спекуляцию, за «колоски», за аборты и т. д. (подробный рассказ о сокамерницах), некоторые с малыми детьми. Первый допрос через два месяца, не дают спать, но скоро допросы прекращаются, хотя никаких показаний следователь от Р. З. не получил. Состав в камере меняется – теперь она набита политическими (подробный рассказ о сокамерницах). Мать мужа передает Р. З. вещи, уже арестованному сыну она передать ничего не может – не принимают {19}. Через год переводят в другую камеру, где условия еще хуже {33}. В середине июля 1938-го Р. З. приговаривают к 10 годам тюремного заключения, во время суда охранник намекает, что мужа она больше не увидит {38} (позже узнает, что 14.07.1938 его приговорили к 10 годам без права переписки). Через 4 месяца ее этапируют в казанскую тюрьму. 5 человек в камере (о них подробный рассказ), обращение с ними суровое, достаточно сказать, что при входе в туалет заключенным выдавали бумажку, и при выходе ее надо было сдать – иначе карцер. Р. З. слабеет. Всю камеру переводят в Суздальскую тюрьму, а через полтора месяца Р. З. оказывается во Владимирской. В начале декабря 1939 года новый этап, месяц везут в Краслаг. Там Р. З. несколько недель держат на лесоповале и потом переводят на работу по специальности – зубным врачом {64}. Просит сестру прислать инструмент, поскольку с ним в лагере плохо. Та присылает, но уголовники Р. З. обкрадывают и возвращают только за известную мзду. Р. З. с любовью рассказывает о своих лагерных знакомых и друзьях {73-86} и с отвращением об уголовниках {87-91}. Вспоминает о лагпункте, где были собраны одни уголовники и где чуть не каждый день случались убийства. Лечить зубы этой публики тоже было мучением каждый норовил залезть ей в карман халата. С началом войны урезали пайки, и резко выросла смертность. У Р. З. была единственная льгота, она получала больничное питание. Все семь лет, проведенные в лагере Р. З. вместе с кабинетом периодически переезжала из лагпункта в лагпункт. Кого она там только не встречала: в лагере сидел еврей, приехавший из Франции в Биробиджан строить «красный маяк коммунизма» {104}, вспоминает она о старике-рижанине, которого все в лагере, включая автора и даже администрацию, считали великим предсказателем. В конце войны отношение к политическим вроде как изменилось, их перестали называть врагами народа, однако сроки остались прежними. Наконец, отсидев полный срок, Р. З. 31.03.1947 вышла на свободу без права селиться в больших городах и промышленных центрах {113}. Прячась от милиции, живет у сестры в Москве и ездит по области в поисках пристанища, через четыре месяца удалось прописаться в деревне у матери товарища по Краслагу. Наконец находит работу в медпункте при строившемся близ Тулы заводе «Щекингазстрой» и крохотную комнату в избе. Хозяйкой и работой довольна, лечит рабочих и народ из соседних деревень, однако на свободе она пробыла всего год и восемь месяцев. Забрали Р. З. в медпункте, отвезли в избу, приступили к обыску и, пока возились, она выпила лошадиную долю веронала {125}. Очнулась на четвертый день в камере, от еды отказывалась, к жизни ее вернуло то, что неожиданно получила передачу от своей квартирной хозяйки, специально приехавшей в Тулу из деревни. Следствие, совершенно формальное, велось месяц и все закончилось приговором к вечной ссылке в Карагандинскую область {129}. Мучительный этап, конечный пункт – поселок Байконур. Работает врачом в детских яслях и три часа в день принимает пациентов в зубоврачебном кабинете. Как и везде встречает хороших, достойных людей, пишет о них. Через год Р. З. переводят в районный центр Карсакпай, там освободилось место зубного врача (рассказ о ссыльных, с которыми она общалась в этом поселке {148-156}). Кроме основной работы, проводит массовую санацию школьников, лечит их от цинги. Летом 1953 года Р. З получает паспорт и едет к сестре мужа в Уфу. Устраивается зубным врачом в санатории близ города, но, не выдержав хамского обращения главврача, переходит в районную больницу. В ней Р. З. проработала до пенсии. «Можно ли было мириться с тем, что уничтожена семья, кончилась личная жизнь, отнята интересная и нужная работа? Можно ли было терзаться окружающим тебя горем и страданиями такого большого количества хороших, настоящих людей». А. Щербаков УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА Бронтман Лазарь Константинович – племянник Р. З. {21} Захаров Филипп Гаврилович – муж Р. З. Каховская И. К. – з/к, внучатая племянница декабриста Каховского {56} Конокотин Орест Николаевич – з/к, солагерник Р. З. {105} Котельникова – секретарь Р. З., донесла на нее {35} Полторыдядьки – з/к, солагерниц Р. З. {81} Слепкова Анна Александровна – з/к, сокамерница Р. З.{23} Финк Евгений Иванович – з/к, солагерник З. К. {107}

Международное общество «Мемориал» © Свободное копирование

4 октября 2016 года Минюст РФ внес Международный Мемориал в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».