Каталог воспоминаний архива «Мемориала»

Мальцева Нина Викторовна

Мои годы – мое богатство: Воспоминания

Мальцева Нина Викторовна.Мои годы – мое богатство: Воспоминания.Санкт-Петербург.[40 л.;ксерокопия машинописи]
Архивное хранение: Фонд: 2. Опись: 5. Дело: 96.
Сведения о публикации: Мальцева Нина Викторовна. За пологом сталинской печати http://www.sakharov-center.ru/museum/library/unpublished/?t=maltseva
Дополнительная информация: Интервью с Н. В. Мальцевой http://www.nvspb.ru/stories/poka_risuyu_ya_zhiva/?version=print См. также 2-8-123 Воспоминания о Мамском лагере Озерлага: 1949–1955
Опубликованная версия мемуара:  http://www.sakharov-center.ru/museum/library/unpublished/?t=maltseva
{ } — цифры между фигурными скобками означают номер страницы в оригинале аннотируемого материала С юных лет Нина Викторовна Мальцева испытывала к советской власти стойкое отвращение. Добра от большевиков не ждала и старалась по мере возможности держаться от этой камарильи подальше. Из всей взрослой жизни относительно благополучными считает те несколько лет, которые она провела под оккупантами, и сожалеет, что, оказавшись в британской зоне Берлина, все-таки решила вернуться на родину. Там Нину Мальцеву (далее Н. М.) ждал лагерь. Родилась она в 1911 году. Отец инженер-архитектор (родом из запорожских казаков) окончил Московский университет, потом Киевский политехнический. Строил на КВЖД, проектировал электростанцию на Днепровских порогах, там в Кичкасе познакомился с будущей своей женой, дочерью состоятельного землевладельца из немецких колонистов (подробно о родословной отца и матери). В Екатеринославле отец Н. М. выстроил дом, получив заказ на проектирование ж/д станцию в Николо-Козельске, забрал туда жену с обеими дочерьми. Свершилась революция, «буржуев» Мальцевых обобрали до нитки, но место было глухое, решили здесь отсидеться. Няня, ставшая членом семьи, в город пришла из деревни, и благодаря ее навыкам родители завели хозяйство. Дочери вместе со всеми трудились на земле, голода не знали, но об одежде и обуви могли только мечтать. Школы не было, мама с папой занимались с ними, но, что называется, не системно. Наступил НЭП, отец нашел работу в Кривом Роге и перевез туда семью, а через два года они перебрались в родной Екатеринославль. Школы за плечами нет, ни о каком поступлении нельзя и мечтать. К счастью открылись художественные курсы, куда брали без экзаменов. Учили их хорошо, но через два года выпустили, работы никакой, у отца психическое расстройство. Трудятся за копейки в артели, по вечерам стегают одеяла, но кроме картошки ничего не видят. Студент берется приготовить их к экзамену, и через год обе поступают в строительный институт – днем работают, вечером учатся. На старшем курсе вечерние занятия перевели на дневные, и Н. М. пришлось оставить учебу, чтобы зарабатывать на семью, пока старшая сестра доучивается. Н. М. берут в «Днепропетровскую правду» художником на то время, пока не найдут маститого. Обстановка в газете отвратительная, к тому же ничего не стоит вылететь, а то и сесть за малейший «идеологический прокол». Однако работа интересная, и скоро Н. М. становится настоящим профессионалом. Ее зачисляют в штат, к ее услугам начинают прибегать другие издания. Из Киева приходит приглашение занять место художника в новом журнале «Перец», однако переезд не состоялся грянула война. Редакция готовится к эвакуации, Н. М. разрешают взять с собой только одного человека, и она остается. Приходят немцы, советские войска, отступив за Днепр, бьют по городу, то есть по населению, из артиллерии. Н. М. ждет беды, ведь она рисовала в газете карикатуры на Гитлера, однако у оккупантов это вызывает лишь смех. Направляют ее в городскую газету рисовать карикатуры на Сталина, делает несколько и перестает там появляться. Зимой страшно голодают, умирает отец, летом находят с сестрой работу в немецком ателье, жизнь потихоньку налаживается. Тут новая напасть – молодежь угоняют в Германию. Н. М. попадает в список художников, которых собирают в городе Ровно, причем везут их туда вместе с семьями. Условия там прекрасные, работа интересная, Н. М. делает иллюстрации к книгам, одна из них выходит в Дрезденском издании. Однако в войне наступает перелом, и художников перевозят в Берлин, мама незадолго до этого умирает, а сестра и няня оказываются в рабочем лагере в г. Нойруппине. Первое время художников нагружают работой, но скоро бросают на произвол судьбы. От безысходности Н. М. сходится с советским военнопленным, армянином, который работал у хозяина. Тот уехал из города и оставил эту пару охранять квартиру. У армянина собираются кавказцы – готовят при подходе советских войск восстание, но с единственной целью выставить себя героями. Во время штурма Берлина муж, отправившись за водой, пропадает. Через две недели она рожает дочь, но ни своего, ни коровьего молока у нее нет, приходится отдать младенца в монастырский приют. Случайно знакомится со старушкой, оказавшейся русской, еще до революции вышедшей замуж за швейцарца. Она хочет удочерить Н. М. и увезти ее и младенца с собой в Лихтенштейн, где у нее вилла, но от этого пришлось отказаться без документов и без знания языка ее на границе обязательно бы задержали советские органы. Берлин был разделен на зоны, и Н. М. оказалась в английской, умом понимала, что на родине ничего хорошего ее не ждет, но голод, чувство безысходности, горячее желание разыскать сестру и няню, да еще постоянно звучащий по русскому радио призыв к «братьям и сестрам» вернуться домой сделали свое дело – забрав из приюта дочь, она перешла в советскую зону. До Бреста их везли на машинах, сухим пайком выдавали овес и горох, варить все это приходилось на кострах, Н. М. разжевывала полусваренное зерно и этим кормила младенца. В городе их поместили в огромный барак с нарами, с соломой на них и вшами. От голода мать и дитя превратились в скелеты. Спасло их чудо – из Германии прибыл очередной этап, в котором оказались сестра и няня. Они везли с собой немецкие вещи, которые меняли на продукты. По прибытии в Днепропетровск Н. М. на второй день арестовали. Сестра отдала девочку в детдом, няню отослала в деревню и, только найдя комнату и работу, забрала их к себе. На следствии Н. М., не заглядывая в протоколы, все подписывала. В тюрьме условия чудовищные, еще и потому, что город почти полностью разрушен. Дали 10 лет ИТЛ и отправили в Саратов. В тамошнем пересыльном лагере Н. М. от голода до того ослабла, что решила приблизить близкий конец и перестала принимать пищу. Спас врач, который долго лечил умирающую и, вернув ее к жизни, оставил у себя лаборанткой. Через полтора года переводят в производственный лагерь в г. Пугачеве. Работает в цеху, где производят шерстяные платки. По недоразумению попадает на два месяца в БУР. Учит пахана рисовать, пересказывает романы, пишет для них письма, так что плохого от этого сброда не видит. Переводят в цех на роспись игрушек, встречает в лагере земляка, театрального художника, который становится для нее «более чем другом». Год вполне сносной жизни и новая беда – во-первых, этапируют в особый лагерь близ Тайшета, и, во-вторых, сестра сообщает, что у нее саркома. В лагере Н. М. довольно скоро переводят художником в, так называемое, «мамское» отделение. Расписывает на стенах рисунки из детских сказок, организует театр кукол. В 1950 году сестра умирает, няня остается с четырехлетней дочерью Н. М. Пенсия ничтожная, бедная старуха просит на рынке подаяние, девочку в конце концов вынуждена была отдать в детский дом. Освободившись в 1953 году, Н. М. находит дочь в детприемнике, забирает ее и вместе с освободившимся «более чем другом» уезжает в Серов. Через полтора года она с ним разводится, возвращается в Днепропетровск и устраивается художником в театр кукол. На жизнь не хватает, поэтому находит вторую работу в киностудии. В 1962 году няня, несколько лет пролежавшая в параличе, умирает. В материальном отношении жизнь налаживается, Н. М. получает отдельную квартиру, из театра уходит, остается режиссером-мультипликатором в киностудии. Со временем переезжает с дочерью в Петербург. «Могу работать еще одним глазом, как только сдаст глаз и станет дрожать рука тогда уже и стимул жизни иссякнет». А. Щербаков УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА Волончин Александр – советский военнопленный Камин – под его руководством работали собранные в Ровно художники с оккупированных немцами территорий Мальцев Виктор Михайлович – отец Н. М. Мальцева Екатерина Викторовна – сестра Н. М. Марк Екатерина Александровна – мать Н. М.

Международное общество «Мемориал» © Свободное копирование

4 октября 2016 года Минюст РФ внес Международный Мемориал в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».