Каталог воспоминаний архива «Мемориала»

Лемешев Владимир Антонович

Повесть о жизни (Факты и мысли). Ч. II (Исповедь): Воспоминания

Лемешев Владимир Антонович.Повесть о жизни (Факты и мысли). Ч. II (Исповедь): Воспоминания.Набережные Челны, Татарстан.[113 л.;распечатка компьютерного набора]
Архивное хранение: Фонд: 2. Опись: 8. Дело: 75.
Дополнительная информация: Часть I воспоминаний в архив Мемориала не поступала Приложено: сопроводительное письмо Лемешева В. А. в Мемориал от 18.11.2011 (рукопись, 1 л.); ответ сотрудника Мемориала, Островской И. С., Лемешеву В. А. от 01.03.2012 (распечатка компьютерного набора, 1 л.)
{ } — цифры между фигурными скобками означают номер страницы в оригинале аннотируемого материала Владимир Антонович Лемешев (далее – В. Л.) родился в 1943 г. в Казани. Мать была репрессирована, и в возрасте 3-х с половиной лет (30 апреля 1947 г.) после Казанского детприемника-«распределителя» В. Л. попадает в детский туберкулезный санаторий «Голубое озеро», от которого у В. Л. остались только отрывочные «картины». В августе 1950 г. В. Л. переводят в детский дом № 97, расположенный в здании бывшей барской усадьбы в окрестностях села Верхние Отары (Татария). Жизнь в этом детском доме В. Л. описывает уже подробно. Пахнущая хлоркой детдомовская одежда, санпропускник, стрижка, баня. В сентябре В. Л. поступает в 1-й класс. Воспоминания о начальной школе – «только для детдомовцев». Раздельное обучение мальчиков и девочек. Школьные нравы, клички. Уроки начинаются с исполнения государственного гимна. Песни и стихи о Сталине. Детдомовский режим. Драки. «Дедовщина». Скудная еда – «в основном каши, серые макароны, селедка, по праздникам – мясные обеды». Постоянное чувство голода. Воровство гороха с колхозного поля. Кино – 1 раз месяц (приезжала кинопередвижка). Блатные песни. Детдомовцы считают, что их отцы погибли на войне, многие ждут приезда матери. Однажды В. Л. потрясенно узнает, что у него есть мама. «Почему же она за мной не едет?» {13} Он не знает, что она в лагере. Праздники и наказания, художественная самодеятельность, игры (городки, «ножички», штандер, самодельные карты, футбол, казаки-разбойники). Прием в пионеры. Смерть Сталина, траур в детдоме. «Разоблачение» Берии. В. Л. вспоминает: «Сорвали со стены зала его портрет, выкололи глаза, потом сожгли» {1–19} В августе 1953 г. В. Л. переводят в детский дом № 22 в село Сорок-Сайдак (Татария) – «несколько одноэтажных бревенчатых домов». По словам В. Л., «самый тяжелый мой детский дом». Наряды на уборку, чистку картофеля, пилку дров и т.п. Обыски одежды. Учеба в деревенской школе. «Нерадивых» учеников учителя бьют. Драки детдомовцев с деревенскими. Старшие воспитанники издеваются над младшими и слабыми. Постоянное ощущение голода и холода. Еда – овсяный кисель и гороховое пюре. Воровство колхозной капусты. Среди воспитанников много тех, кого поместили в детдом после «отсидки» в колонии для малолетних преступников. Они терроризируют остальных. Песни «воровского мира». Сбор окурков. Нанесение татуировок. Воровство. Игра на деньги – «в чику» и в карты. Летний детдомовский лагерь. Работа на колхозном поле. В. Л. оканчивает начальную школу и получает право поступать в школу Фабрично-заводского обучения (ФЗО). {19–33} Но В. Л. переводят в Свияжский детский дом № 31 (Татария). Одна из достопримечательностей Свияжска – Успенский монастырь. Позже мать В. Л. рассказывала ему, что в этом монастыре содержалось 5 тысяч заключенных, «на всем пространстве были построены бараки, а в здании находилась охрана». Видимо, имелось ввиду Свияжское ЛО (ЛО при Свияжском заводе № 1 ГУЛЖДС). По предположению В. Л., здесь мать В. Л. была вместе с ним в 1947 г., пока его у неё не забрали. В. Л. вспоминает казарменный режим в детском доме. Радуется недавно введенной школьной форме. Воспитатели говорят на жаргоне воспитанников: «А тебе, падла, жрать не дам». Пионерская комната с подшивками детской периодики, радио, патефон. Клички учителей. Осенью 1955 г. мать В. Л. переводят на спецпоселение, и В. Л. получает от нее письмо из Воркуты. Она пишет, что его отец был «штурманом дальнего плавания» и погиб на фронте. Взять его не может, так как работает на Севере. Присылает посылку. К обычным подростковым играм прибавляется увлечение воздушными змеями. {33–39} В октябре 1955 г. В. Л. переводят в Кокшанский детский дом № 19 (Татария). Впечатления В. Л. от поездки на пароходе. Описание окрестностей Кокшанска. Детский дом расположен в прогнивших бревенчатых строениях. Во время дождей протекают крыши. В. Л. впервые видит мыло. Воспоминание о детдомовском режиме, учебе в школе, учителях, занятиях в авиамодельном кружке, в кукольном театре, новогодних праздниках, катаниях на коньках и лыжах, рыбалке, чтении, фильмах о Тарзане, летних походах по Татарии и на пароходе – в Куйбышев и Сталинград. {39–53} В августе 1957 г. В. Л. переводят в Елабужский детдом № 39 – «двухэтажное кирпичное здание» дореволюционной постройке на окраине города. В. Л. вспоминает о преподавателях и воспитателях, о своих впечатлениях от запуска первого Спутника, об уроках труда, об осенней уборке картошки, о работе на кухне и на заготовке дров, о занятиях в фотокружке, о детдомовских вечерах танцев, о пионерском лагере. Мать В. Л. приглашает его «приехать в гости» к ней в Войково (поселок в Ростовской обл.), где она живет после освобождения, но он обижен на нее: она не прислала ему денег на часы, о которых он мечтал. И все же в августе 1960 г., после окончания 10 класса, он едет в Войково, волнуясь – как встретится с матерью: «Я боялся, что она мне не понравится». В. Л. вспоминает: «Встреча была сухой. Мама пыталась меня обнять, но я неловко увернулся. Она заплакала». {71–72} У В. Л. – десятилетний брат. Встреча В. Л. с дядей и теткой, двоюродными сестрами. Поездка к бабушке в Таганрог. В. Л. возвращается в Елабугу и поступает на библиотечное отделение в культпросветучилище. Учеба и жизнь в детском доме тяготят 18-летнего В. Л. Он бросает учебу и уезжает к матери. Как и все детдомовцы, он не готов к жизни. «Мы выходили [из детдома] в худшем положении, чем выходят из-за заключения – ни денег, ни жилья, ни одежды <…> Я ехал без всего и в неизвестность». {72–79} В. Л. устраивается на завод в Таганроге. Сначала живет у дяди – брата матери, потом снимает квартиру, живет в рабочем общежитии, поступает в вечерний авиационный техникум… Эти страницы воспоминаний В. Л. относятся к 60–70 гг. Память В. Л. сохранила множество житейских (производственных и бытовых) примет того времени: цены в магазинах, веяния моды, вечера танцев, кино, газеты, коммуналки, столовые, городские пляжи, эскимо, автоматы с газировкой, приемник «Спидола» и т.п. – обо всем этом В. Л. пишет подробно. С горечью пишет об отношениях с матерью. Винит себя в равнодушии, черствости. Обращаясь к матери, он старается не называть ее мамой. «Наши отношения складывались тяжело. Мы оба прятали за вежливостью холодность.<…> Мы как бы приглядывались, знакомились, притирались друг к другу. Меня передергивало, когда она рассказывала, сколько на Севере выплакала слез: не обижают ли в детдоме ее больного ребенка, как ему там живется. Я не понимал, зачем мне об этом говорить». {82, 101} Со временем выясняется, что мать обманывала В. Л., говоря, что его отец погиб на фронте: он жив, ушел от матери, когда она была беременной. Завершаются Воспоминания В. Л. выводом о том, что ни он, ни мать не были свободными людьми, личностями, что страх был постоянным спутником их жизни, что сам он был «жертвой политических, экономических, педагогических и прочих экспериментов». {109–113} Н. Михайлов УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА Белова Елизавета, учитель истории в Елабужском детском доме № 39 – 56 Боголюбова, учитель математики в Елабужском детском доме № 39– 57 Зеленина Мария Александровна, воспитатель в Елабужском детском доме № 39 – 59 Костенко, учитель литературы в Елабужском детском доме № 39 – 57 Лихачев, учитель музыки в Елабужском детском доме № 39– 59 Марасов, директор Свияжского детского дома № 31 –33 Мыльников, завуч в Елабужском детском доме № 39 –56 Соколова Лидия Александровна, учитель химии в Елабужском детском доме № 39 – 58 Филиппова Александра Николаевна, директор Елабужского детского дома № 39 –55, 77–78

Международное общество «Мемориал» © Свободное копирование

4 октября 2016 года Минюст РФ внес Международный Мемориал в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».