Каталог воспоминаний архива «Мемориала»

Шабров Иван Яковлевич

Этого не забыть: Воспоминания

Шабров Иван Яковлевич.Этого не забыть: Воспоминания.Москва.[63 л.;машинописная копия]
Архивное хранение: Фонд: 2. Опись: 5. Дело: 162.
Дополнительная информация: Приложен акт приема от 12.11.2018
{ } — цифры между фигурными скобками означают номер страницы в оригинале аннотируемого материала Об авторе. Шабров Иван Яковлевич (1884–1964). Участник революционных событий 1904–1905 гг. Политкаторжанин. При царизме был заключенным в «Крестах». После революции жил и работал в Москве. Репрессирован в 1937 году. Осужден на 10 лет лагерей, отбывал срок в Каргапольском ИТЛ. Освобожден в 1947 г. и отправлен на вечное поселение в Казахстан. До повторного ареста (11 июня 1949 г.) проживал в п. Викторовка, Тарановского района Кустанайской обл., работал старшим бухгалтером в Тарановском райпромкомбинате. Осужден Кустанайским облсудом 23 ноября 1949 года на 10 лет ИТЛ. Освобожден и реабилитирован в 1955 г. Член общества политкаторжан Иван Яковлевич Шабров (далее – И. Ш.) начинает воспоминания со своего пребывания в Лубянской тюрьме в конце 1937 года. В небольшой камере – 60 человек. Душно, жарко, нечем дышать. Среди сокамерников встречает двух своих знакомых по обществу политкаторжан (не указывает фамилии), которые рассказывают ему, что под пытками вынуждены были признаться в несуществующих преступлениях и теперь уверены в смертельном приговоре: «Но это лучше, чем дальнейшие пытки». Так же поступает еще один сокамерник И. Ш. – московский инженер, который уходил на допрос, считая себя невиновным, но вернулся после пыток «с правлеными мозгами». На допросе И. Ш. дают прочитать признательные показания подельника по обществу политкаторжан (фамилию не называет), который оговаривает И. Ш. В допросе И. Ш. принимает участие зам. наркома НКВД Заковский. На допросах И. Ш. избивают, и он «сдается» – соглашается подписать протокол следствия. В марте 1938-го И. Ш. переправляют в Таганскую тюрьму. В камере, рассчитанной на 25–30 человек, содержатся 208 заключенных. Спят «валетом», под койками, в проходах. Из тюремных подвалов по ночам доносятся крики истязаемых на допросах. Через открытые окна заключенные слышат транслируемые по громкоговорителю радиопередачи из зала суда, где происходит судебный процесс над участниками «троцкистско-бухаринского заговора». {1–19} В июле 1938 г. И. Ш. объявляют приговор ОСО при НКВД СССР: 8 лет ИТЛ. И. Ш. пишет письмо Сталину о несправедливости приговора. В результате письма, как пишет И. Ш., на формуляре его «дела» появляются начертанные красными чернилами буквы «З. Н.», что означает: «Зачет рабочих дней не производить, досрочному освобождению не подлежит». Через четыре месяца пребывания в Таганской тюрьме И. Ш. переводят в Матросскую тишину, откуда отправляют этапом в Архангельскую область. И. Ш. попадает на 54-й лагпункт Каргапольлага, на строительство лесозавода. Начальство лагеря сообщает заключенным, что за массовый побег из лагеря расстреляно 82 человека. И. Ш. пишет о добросовестном труде политических заключенных, в отличие от уголовников, которые заботятся только «о личном благополучии» и пользуются поддержкой администрации. После начала войны в лагере начинается актировка инвалидов. Под актировку весной 1943 г. попадает и И. Ш., но его не освобождают, а направляют « в специальную лагерную точку для инвалидов», где «заключенных не заставляли работать, они только сами себя обслуживали: топили печи, готовили пищу, обслуживали баню и вошебойку, хоронили умерших». И. Ш. работает в санчасти «регистратором», составляет сводки на заболевших пеллагрой и умерших, которых ежедневно «кое-как закапывают» рядом с лагерем. И. Ш. удается устроиться «ложкарём» – в мастерскую по изготовлению ложек и детских игрушек. И. Ш. пишет о смерти солагерников, о случаях самоубийств, психических заболеваниях. После окончания войны И. Ш., как и все политические, ждет амнистии, но освобождают только уголовников. И. Ш. освобождается только в 1947-м – после окончания срока заключения. {20–47}. И. Ш. отправляется в ссылку в Казахстан, в п. Викторовка, Тарановского района Кустанайской обл. Работает старшим бухгалтером в Тарановском райпромкомбинате. Местный сотрудник МГБ пытается завербовать И. Ш. и заставить его доносить о разговорах и настроениях других ссыльных. И. Ш. отказывается. В ноябре1949 г. его вновь арестовывают. Просидев несколько месяцев в Кустанайской тюрьме и получив по приговору 10 лет лагерей, И. Ш. оказывается в Озерлаге № 7 и становится заключенным под номером АВ-620. Дважды попадает в карцер. Среди солагерников – пленные немцы и осужденные за «пособничество» врагу. И. Ш. – инвалид, работает в конторе лагпункта. Летом 1955 г. И. Ш. узнает о своей реабилитации и в ноябре выезжает в Москву. {48–57} Заключительная глава записок И. Ш. названа им «Как такое могло произойти». Причины того, что «социализм превратился в свою противоположность», И. Ш. видит в «установлении чудовищного неравенства», что позволило «диктатору Сталину» и созданной им номенклатуре захватить и удерживать власть. {58–63} Н. Михайлов УПОМЯНУТЫЕ ИМЕНА Генкин Иосиф Исаевич, член общества политкаторжан, подельник автора –43 Гроизик Григорий Израилевич, член общества политкаторжан, подельник автора – 43 Заковский Леонид Михайлович, зам. наркома НКВД СССР –10–11 Терлецкий, полковник бронетанковых войск, сокамерник автора –4 Христенко Анатолий Силыч, врач, солагерник автора – 44 Шевченко, начальник районного отделения МГБ Тарановского района Кустанайской обл. –47 Шпилев Герасим Иванович, член общества политкаторжан, подельник автора –43

Международное общество «Мемориал» © Свободное копирование

4 октября 2016 года Минюст РФ внес Международный Мемориал в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».